Previous Entry Share Next Entry
Голод в Ленинграде
garol
   Голод в Ленинграде на совести Сталина

В 1935 -1941 годах населению СССР усиленно вдалбливали, что Ленин – идеолог,
организатор и руководитель революции, а Сталин – его  помощник , советчик и верный
друг, тем более, что другие друзья уже были расстрелены. Проводное радио только появилось. Люди всю информацию узнавали из местных газет и пропаганда делала
своё дело. Однако ленинградцы хорошо помнили, что Сталин был пешкой и никакой
роли в революции не сыграл. Для Сталина это был повод для репрессий. Это не моя
версия. Её в послевоенные годы я слышал в передачах *Голоса Америки*, который
вещал на русском языке. Для меня это утверждение кажется не лишенным основания,
поскольку мы теперь знаем, что для Сталина репрессии против тысяч и миллионов
это обычная политика. Тут можно вспомнить переселение чеченцев и других народов
северного Кавказа в казахские степи, ГУЛАГ, отряды НКВД против толп голодных
украинцев, двигавшихся на север, раскулачивание, расказачивание..
На ленинградском фронте войны практически не было. Немцы постреливали из пушки, обозначая присутствие.
Ленинградцы ковали победу на заводах. Километр фронта с нашей стороны защищало
30 бойцов. Каждый день Жданову (секретарь горкома ВКПб) привозили
с в е ж и е персики, он их любил. И на этот самолёт, ежедневно перелетавший через фронт,
немцы не обращали никакого внимания. Тут пахнет договорённостью.
Остался неясным и факт пожара склада продовольствия. Официальная версия – от не-
мецкой зажигательной бомбы. Но с этими бомбами население очень эффективно научилось бороться. Дежурные на крыше, обычно женщины и старшие школьники,
при попадании бомбы, один захватом с длинными ручками сбрасывал бомбу в бочку с водой или вниз на асфальт, другой гасил возгорание. Почему на складе продовольствия не было таких дежурных и не было других средств пожаротушения, остаётся загадкой.
Так ли надо хранить стратегические резервы. Ведь запасов бензина, пороха, взрывчатки
хватило до конца блокады. Всё это очень дурно пахнет.
   Мы – живые как-то слишком легко относимся к потерям. Ну 27 млн.чел на войне,
1млн.чел. от голода в Ленинграде. У них нет права голоса. Решают всё живые. А давайте спросим их. Согласны ли они отдать свои жизни на взлёте во имя эфемерного светлого будущего, которое так и не наступило. Ответ бы поразил живых.
.



  .

?

Log in